Первые насельники

Саровская пустынь была одной из самых благоустроенных и крупных иноческих обителей на Руси. Прекрасна была эта обитель и своим местоположением на возвышенности, омываемой речками Сатисом и Саровкою, и великолепием своих златоглавых, белокаменных соборов с величествен­ной колокольней, и умилительностью своих служб.

Со всех сторон на несколько километров обитель окружал вековой сосновый лес, особенно красивый при солнечном освещении; по направлению к старому горо­ду Темникову лесные монастырские владения тянулись на 15 километров. В Саровском лесу обитало множество птиц и зверей, начиная от простой белки и кончая медведем.

История обители началась более трехсот лет назад. Первым и самым важным первоисточником, описываю­щим образование Саровской пустыни, является сочи­нение ее основателя иеросхимонаха Иоанна «Сказание о первом жительстве монахов и о построении церкви Пресвятой Богородицы, Живоносного Ея Источника, в пустыни, на Старом Городище, где ныне стоит общежи­тельная Саровская пустынь», написанное между 1710 и 1712 годами.

Рассказывая в своем «Сказании» об основании монас­тыря, первостроитель Иоанн говорит, что свое название Сатисо-Градо-Саровская пустынь он получил от имени рек Сатис и Саровки, а слово Градо прибавлено, потому что ранее на этом месте стоял татарский город Сараклыч. Со временем город был разорен, место это оставалось пустым и называлось Старым Городищем. Впоследствии название монастыря упростилось и в нем осталось имя только одной из двух рек.

Описывая постройки первых монахов-отшельников, первостроитель Иоанн указывает их местоположение относительно валов и городов. Всего было четыре города, их называли соответственно первый, средний, третий и большой.

Первая церковь монастыря, а за ней и другие построй­ки стали строиться в самом маленьком из всех — среднем городе. Со временем монастырь рос, древние валы стали помехой новому строительству и были срыты монахами. Уцелел лишь четвертый — большой вал, располагавшийся в стороне.

Как сообщает первостроитель Иоанн, первым на Старом Городище поселился монах Феодосий, насельник одного из монастырей города Пензы. Наиболее ранняя вероятная дата поселения монаха Феодосия в Саровских лесах — 1664 год. О нем известно только то, что он был уроженцем села Помра Нижегородского уезда. Его пустынная келлия стояла «на самом валу среднего города, на углу от речки Сатиса, идеже ныне вход в малую пещеру». Пробыв на Старом Городище вместе с некоторы­ми другими отшельниками около пяти лет, монах Феодосий возвратился назад в Пензу.

Вместе с о. Феодосием жили местные крестьяне из села Кременки — известны два имени: Савватий Минин и Серапион Холодилин. Незадолго до того как о. Феодосии покинул Старое Городище, на нем поселился монах Гера­сим, пришедший из Спасо-Преображенского монастыря под Красной Слободой. После отшельника Феодосия он возглавил монашескую общину на Старом Городище. Келлия монаха Герасима стояла «в третьем городе, идеже с горы от места оного прокопан ров к источнику, по нему же к пещере ход». По прошествии нескольких лет, в 1678 году, монах Герасим вернулся в Спасо-Преображенский монастырь.

Пребывание в Саровских лесах обоих монахов — Фео­досия и Герасима — сопровождалось чудесными явления­ми, среди которых были колокольные звоны из-под земли и яркий свет, сходящий с неба на то место, где впослед­ствии были построены храмы. Вот как описывает иеромо­нах Иоанн от лица отшельника Феодосия эти события:

«Слышанию, братие, воистину достойно, аз вам хощу исповедати, яко на сем месте бывает некое дело Божие. По многия бо времена в нощи является зрим над местом сим свет, дневного превосходящий. Бывает же то сицевым знамением: аки бы небесам отверстым и оттуда ниспущаемому оному сиянию света происходити на место, иде же сия гора бяше, и на мног час той свет пребываше и паки помалу отхождаше, иногда же, яко огненная заря, над гору сию приходя, стояше и пресветла светяшеся; иногда же, в иные времена, в горе сей звон велий быти слышашеся, аки бы кому во многие колокола звонящу; и о сем аз, братие, многим удивлением объят бываю, что сие бывает и чего ради; мню же аз, яко от Бога сия знамения бывают ради некоторых вещей святых, сокровенных зде, прознаменуемых, впредь хотящих быти, чего ради таковые знамения бывают, и удивляют мя зело».

Оба монаха предрекали этому месту великое будущее.

Но некоторые жители села Кременок истолковывали эти события по-другому: они считали, что свет и звон исходят из закопанных в земле кладов, спрятанных прежними обитателями Городища. Поэтому местные жители копали землю в поисках сокровищ, но вместо клада нашли шесть каменных четырехконечных крестов и один медный складной с углублениями для хранения мощей. Эта находка была сделана на том месте, где ранее стояла келлия монаха Феодосия. Впоследствии сей крест-мощевик был помещен под престолом пещерного храма во имя преподобных Антония и Феодосия, Киево-Печерских чудотворцев.

Монах Герасим покинул это место в 1678 году, и мона­шеское поселение пресеклось.

За несколько лет до прихода сюда первостроителя Иоанна здесь пробовали поселиться два насельника из Санаксарского монастыря монахи Савватий и Филарет. Именно о. Филарет впоследствии расскажет будущему основателю Саровской пустыни монаху Иоанну о Старом Городище.

Первостроитель Саровского монастыря, в миру Иван Федорович Попов, родился в 1669 (по другим сведениям — в 1670) году в селе Красном под Арзамасом. Отец его, Федор Степанович, был дьячком в сельской церкви; дед Степан Тарасиевич был священником.

6 февраля 1689 года Иван был пострижен в монахи во Введенском монастыре города Арзамаса. Отец Ивана так­же стал монахом этого монастыря, подвизался и скончал­ся в нем, перед смертью приняв схиму с именем Феофан.

При пострижении Иоанн был наречен Исаакием и прожил с этим именем с 1689 по 1715 год, до принятия схимы вновь с именем Иоанн. Во Введенском монастыре о. Иоанн встретил монаха Филарета, рассказавшего ему о поселении на Старом Городище. Поселившись вдвоем в Саровском лесу, монахи поставили себе шалаш — «лубя­ную кущу» в третьем городе на том месте, где жил монах Герасим, и прожили некоторое время. Но недаром на­зывают пустынножительство подвигом, который не всем по силам. О. Филарет ушел жить в монастырь, не вынеся тягот отшельничества. О. Иоанн последовал за ним, в дальнейшем неоднократно уходя и вновь возвращаясь на Старое Городище. Имея перед собой цель — жить на Старом Городище, а со временем основать здесь мона­стырь, — монах Иоанн боролся со многими искушениями и страхами, выпадающими на долю отшельников. Иногда он уходил в Санаксарский или Введенский монастыри для поддержания духовных и физических сил. По представле­нию Санаксарского монастыря 2 февраля 1692 года монах Иоанн был поставлен во священники митрополитом Сарским и Подонским Евфимием в Москве.

Постепенно о. Иоанн научился преодолевать искушения пустынножительства, в этих трудностях формировался характер твердый и решительный, что подтверждается всем дальнейшим жизненным путем о. Иоанна. В 1691 году он начал копать в склоне горы пещеры, послужившие ос­нованием знаменитых Саровских пещер, существующих и сейчас. В следующем году к о. Иоанну присоединились еще несколько человек, желавших уединенной жизни, но никто из них не остался жить здесь постоянно. И только в 1700 году в монашеском поселении появился первый постриженник — Иван Корелин, бывший раскольник, обра­щенный в православную веру первоначальником Иоанном и получивший при пострижении имя Ириней.

Вообще деятельность первостроителя Иоанна по обра­щению раскольников в лоно Православной Церкви заслу­живает особого внимания. Как известно, заволжские леса изобиловали старообрядческими поселениями и скитами. Государство вело преследование раскольников и сурово их карало, о. Иоанн же действовал миром и любовью. Так, однажды на Старое Городище пришел раскольник Иван Дмитриев, чтобы передать послание главы старообрядче­ского скита Филарета. Смиренный основатель Саровского монастыря на глазах своих учеников сам омыл ноги при­шедшему Ивану Дмитриеву и только потом долго вел с ним беседу на богословские темы, а провожая в обратный путь, подарил лошадь и шубу.

После таких событий и сам глава раскольничьего скита Филарет пришел пешком на встречу с иеромонахом Иоан­ном и трое суток имел с ним душеспасительные беседы. После этой встречи Филарет и весь его скит перешли в ло­но Православной Матери-Церкви. Это лишь один эпизод из многотрудной деятельности о. Иоанна по обращению раскольников. В результате подобного просвещения не­сколько старообрядческих скитов всем составом перешли в православие. На месте староверческих скитов образова­лись православные монастыри.

Все эти события описаны самим о. Иоанном в «Сказании о обращении раскольников заволжских, монаха Филарета с прочими монахи и бельцы, и о строении у них тамо церквей Божиих и обителей», созданном не позднее 1712 года.

В период с 1700 по 1706 год в пустыни жили от трех до семи монахов и послушников, были и свои постриженники. В отличие от первых монахов новые отшельники строили свои келлии не на вершине холма, а под ним — вблизи источников, там, где теперь церковь святого Иоан­на Предтечи. В то время источников под горой было два: один — известный, получивший у монахов название «ко­лодец первоначальника», над которым была построена церковь святого Иоанна Предтечи, и второй, находивший­ся от него к западу. Этот второй источник был ликвиди­рован около середины XIX века.

В 1705 году первостроитель Иоанн взялся за организа­цию монастыря из монашеского поселения. Толчком к этому послужила челобитная, отправленная в Патриар­ший приказ в Москве, обвинявшая о. Иоанна в общении с заволжскими еретиками и раскольниками. Разбиратель­ство в Москве закончилось для о. Иоанна благополучно, но укрепило его в мысли о том, что в Саровской пустыни надо строить церковь и организовывать монастырь.

После решения многочисленных трудностей, связан­ных с земельным вопросом, в 1705 году в Москве перво­строитель Иоанн получил грамоту на землю и благо­словенную грамоту на строительство и освящение новой церкви. Освящение поручалось архимандриту Арзамас­ского Спасского монастыря Павлу.

28 апреля 1706 года началось строительство перво­го монастырского деревянного храма во имя Пресвятой Богородицы, Живоносного Ея Источника. Строилась церковь всем миром: работали и Саровские пустынники, и крестьяне из окрестных сел и деревень. Те, кто мог, при­носили строителям деньги или продукты питания.

Воистину, можно было видеть особый Промысел Божий и заступничество Царицы Небесной в деле строительства хра­ма, возведенного за 50 дней в месте, покрытом глухим лесом, не имеющим дорог, при отсутствии денежных средств.

16 июня 1706 года — день освящения церкви во имя Пресвятой Богородицы, Живоносного Ея Источника — по монастырской традиции считался днем официального основания Саровской пустыни и всегда торжественно отмечался в Сарове.

Карта