Панорама

Свято – Успенский мужской монастырь Саровская пустынь

СВЕТИЛЬНИК ЗЕМЛИ РУССКОЙ

Прохор Мошнин, будущий преподобный Серафим Саровский, пришел в обитель в 1778 году по благослове­нию киевского затворника Досифея во время правления строителя о. Пахомия. Семь лет проходил различные послушания: в хлебне, просфорне, столярное, сборщика пожертвований.

В 1780 году Прохор тяжело заболел и был прикован к постели в течение трех лет. Когда стали уже опасаться за его жизнь и предлагали пригласить врача, Прохор по­просил причастить его Святых Христовых Тайн. После совершения таинства к нему явилась Пресвятая Бого­родица с апостолами Иоанном Богословом и Петром и, указывая на Прохора, произнесла: «Этот Нашего рода!» После этого события Прохор пошел на поправку и вскоре выздоровел.

Болезнь принесла будущему подвижнику много ду­шевной пользы: дух его окреп в вере, любви и надежде на Бога.

В 1786 году Прохор был пострижен в монахи с именем Серафим, что значит «пламенный». В этом же году он был рукоположен в иеродиаконы и пять лет почти бес­прерывно находился в служении, забывая о сне и пище. В это время о. Серафим получил наказ-просьбу от основа­тельницы Дивеевского монастыря матушки Александры (Мельгуновой) не оставлять ее обители и заботиться о ее насельницах. Эту просьбу батюшка исполнял неукосни­тельно до своей смерти. Сам он посетил Дивеевский монастырь лишь два раза в жизни.

Во время диаконского служения о. Серафиму было явление Самого Господа Иисуса Христа, благословившего будущего преподобного.

В 1793 году о. Серафим был рукоположен в сан иеро­монаха, в течение долгого времени служил почти беспре­рывно, ежедневно приобщаясь Святых Христовых Тайн. Тогда у о. Серафима появилось желание поселиться в лес­ной келлии и вести жизнь отшельника. Это намерение осуществилось после смерти настоятеля отца Пахомия при следующем строителе обители иеромонахе Исаии.

В 1794 году батюшка Серафим удалился в Дальнюю пустыньку.

В продолжение всего подвижничества о. Серафим носил постоянно одну и ту же одежду: белый полотня­ный балахон, поношенную камилавку, кожаные рукави­цы и кожаные бахилы, поверх которых надевал лапти. На груди поверх балахона у батюшки висел крест, кото­рым благословила его родная мать, за спиной — сумка со Святым Евангелием, на плечах — вериги с тяжелыми крестами, на поясе — железный обруч. Эти вериги старец носил во все время своего пустынножительства.

Иногда зимой о. Серафим не отапливал келлию и доб­ровольно переносил холод, летом возделывал огород, овощами с которого питался.

Поначалу о. Серафим брал хлеб в монастыре по вос­кресным дням на всю неделю, в дальнейшем он отказался от хлеба и питался одними овощами со своего огорода и травой снытью.

В первую седмицу Великого поста батюшка уходил в монастырь. Готовясь к принятию Святых Христовых Тайн в воскресный день, он вовсе не вкушал ничего в те­чение недели. Батюшка уходил из пустыньки в монастырь также и накануне воскресных и праздничных дней, чтобы помолиться на службе и принять Святое Причастие в храме святых Зосимы и Савватия. Затем до вечера о. Серафим принимал монастырскую братию по духов­ным нуждам. В пустыни батюшка жил один, так как никто из желавших послужить ему послушников не мог вынести суровой отшельнической жизни преподобного.

В 1804 году о. Серафим подвергся нападению разбой­ников: трое крестьян из соседнего села напали на старца и жестоко, чуть не до смерти, избили его, требуя денег и богатств. После этого случая батюшка навсегда остался согбенным, но обидчиков простил сразу же и молился о них Господу.

После нападения старец долго лечился в монастыре. Во время болезни о. Серафим вновь удостоился посеще­ния Пресвятой Богородицы и положился во всем на Бога и Божию Матерь. Постепенно исцеляясь, он все больше предавался молитвенным подвигам и через пять месяцев возвратился в пустынь.

После смерти настоятеля Исаии в 1807 году о. Серафим принял на себя еще больший подвиг — молчальничество, который нес в течение трех лет. Сущность этого подвига состояла не в наружном удалении от общения, а в без­молвии ума, в отречении от всяких житейских помыслов для посвящения себя Господу. Подвиг молчальничества о. Серафим усугубил молитвенным стоянием на камне в течение тысячи дней и ночей. От этого ноги его стали бо­леть и распухли, так что он не мог уже ходить по воскрес­ным и праздничным дням в обитель для принятия Святых Тайн и вынужден был в 1810 году вернуться в монастырь. Здесь батюшка Серафим возымел новый духовный под­виг — затворничество и провел в нем около пяти лет.

В 1815 году о. Серафиму вновь явилась Божия Ма­терь и велела выйти из затвора. В следующие десять лет батюшка принимал всех приходящих к нему за советом, двери его келлии были открыты для братии монастыря круглосуточно, для паломников — после ранней обедни до восьми часов вечера. Всех приходящих к нему о. Сера­фим встречал словами: «Радость моя, Христос воскресе!» Маленькая келлия старца всегда освещалась одной лам­падой и зажженными у икон свечами, она никогда не от­апливалась, имела два маленьких оконца и была завалена мешками с песком и камнями, служившими батюшке постелью; обрубок дерева заменял стул, в сенях стоял дубовый гроб, изготовленный его же руками. Принимая посетителей в своей келлии, батюшка все же никогда ее не покидал до 1825 года, когда Пресвятая Богородица велела старцу снять затвор и посещать пустынь.

В это же время Божия Матерь велела о. Серафиму отде­лить восемь девиц из Дивеевского монастыря и основать новую девичью общину. Пресвятая Богородица указала место для общинки, велела обнести ее валом и канав­кой, соорудить ветряную мельницу, принимать в новую обитель только девиц, обещав быть всегдашней Игуменией сей обители и излить на это место все Свои милости и благословения. Батюшка неукоснительно исполнил все наказы Пресвятой Богородицы, основав Мельничную (девичью) общинку.

На берегу речки Саровки недалеко от монастыря для батюшки соорудили келлию, в которой он жил в будние дни. Эта келлия получила название Ближней пустыньки. В праздники и в воскресные дни батюшка уходил в монастырь и там причащался Святых Христовых Тайн. Именно в эти годы наиболее полно раскрылись ду­ховные дарования великого старца: для любого человека, будь он богатым или бедным, ученым или крестьянином, большим грешником или ищущим спасения души, — для всех у старца находилось доброе слово утешения или назидания, осененное Божией благодатью.

В последние десять лет жизни великого старца к нему стекалось множество народа, иногда около его келлии собиралось до двух тысяч человек и более. Старец не тя­готился этим, а находил время и возможность побесе­довать с каждым, хоть кратко. Богомольцы чувствовали великую любовь батюшки, и «никто тощ и неутешен отыде».

По молитвам старца совершалось много чудес: исце­лялись больные, окамененные сердца становились мягче, отчаявшимся и малодушным возвращалась вера, находи­лись пропажи и так далее.

За год до смерти старец почувствовал крайнее изне­можение телесных сил. Он стал больше времени прово­дить в монастыре в своей келлии и уже не мог принимать прежнее количество народа. Батюшка предсказывал свою смерть и заранее выбрал место для своей могилы возле Успенского собора.

В воскресенье 1 января 1833 года старец причастился Святых Христовых Тайн и со всеми попрощался. Кончина великого угодника Божия была обнаружена на рассвете 2 января по пожару в его келлии. Старец предал свой дух Богу во время коленопреклоненной молитвы перед иконой Божией Матери, которая ныне называется «Умиление» Серафимо-Дивеевская.

Тело батюшки положили в дубовый гроб, им самим заранее изготовленный. В течение восьми дней тыся­чи людей шли поклониться и попрощаться с великим угодником Божиим. В день погребения в храме было столько богомольцев, что свечи у гроба тухли от жары. Похоронили старца около алтаря Успенского собора рядом с могилой Марка Молчальника. Над могилой позднее был воздвигнут чугунный памятник в виде гробницы с надписью «Жил во славу Божию 73 года, 5 месяцев и 12 дней».

Почитание в народе великого угодника Божия шири­лось после его смерти. В 1895 году в Священный Синод было представлено расследование чудесных исцелений по молитвам к батюшке Серафиму. Специальная комиссия расследовала 94 случая благодатной помощи по молитвам старца, но случаев таких было несравнимо больше.

В итоге Священный Синод представил императору Николаю II для утверждения доклад, в котором изложил свое решение:

  1. благоговейного старца Серафима, почивающего в Саровской пустыни, признать в лике святых, благодатию Божией прославленных, а всечестные
    останки его — святыми мощами и положить оные в особо уготованную усердием Его Императорского Величества гробницу для поклонения и чествования от притекающих к нему с молитвою;
  2. службу преподобному отцу Серафиму составить особую, ... память же его праздновать как в день преставления его, 2 (15) января, так и в день откры­тия святых его мощей — 19 июля (1 августа).

При докладе прилагался акт освидетельствования чест­ных останков отца Серафима и краткое описание случаев его чудесной помощи. 26 января 1903 года на докладе Синода Государь Николай II собственноручно написал: «Прочел с чувством истинной радости и умиления».

29 января 1903 года Священный Синод вынес решение о прославлении в лике святых преподобного Серафима.

Царская семья имела особое отношение к батюшке Серафиму. Еще в июле 1902 года императрица Алексан­дра Феодоровна отправила в Саровскую пустынь по­дарки: лампаду и церковные облачения. Лампаду зажгли в Успенском соборе монастыря перед иконой Божией Матери «Умиление», копией с того образа, перед кото­рым скончался батюшка Серафим. В сопроводительном письме содержалась просьба служить молебен о здравии императрицы. Эти молебны стали совершаться ежедневно в часовне над могилой старца Серафима. Такая же лампа­да была подарена и Дивеевскому монастырю.

Подготовка к празднованиям шла быстрыми темпа­ми, за короткий срок были приведены в порядок дороги, жилье для приема паломников, медицинское обеспечение. Участие в торжествах царской семьи придало событию особый статус и привлекло еще большее число лю­дей в Саровские леса. Работы по подготовке празднеств велись не только на уровне губернии и епархии, но и на уровне страны.

Богомольцы прибывали из дальних мест на специаль­но пущенных «богомольческих» поездах, которые кур­сировали с 5 июля по 1 августа от Нижнего Новгорода до Пензы.

Паломники двигались по почтовым и земским трактам, останавливаясь отдыхать и менять лошадей на станциях. Местные ямщики были не в состоянии справиться с потоком богомольцев, им помогала большая армия приехавших из других мест ямщиков. При этом все они прошли тщательный отбор, а лошади — ветеринарное обследование.

Специально к торжествам в Саровской пустыни было построено девять временных деревянных гостиниц. Для приема гостей были переоборудованы монастырс­кая больница и некоторые келлии монахов, в которых размещались состоятельные люди. Для простых бого­мольцев были построены временные бараки, которые представляли собой сооружения из досок размером 7x30 метров с трехъярусными нарами внутри. Один барак был рассчитан на двести пятьдесят человек, но могли в нем поместиться и все пятьсот. Эти постройки распо­лагались на пути следования паломников. Бараки разде­лялись на мужские и женские, рядом располагались ча­совни, лавки, чайные, медпункты. Таким образом было устроено около ста бараков, но и они не могли вместить всех паломников, и большая их часть расположилась в лесу под открытым небом.

В июне 1903 года в «Церковных Ведомостях» был опуб­ликован «Утвержденный Святейшим Синодом церемони­ал торжественного открытия святых мощей преподобного о. Серафима, Саровского чудотворца», в котором подроб­но по дням и часам были расписаны церковные службы и мероприятия, намеченные к проведению в Саровской пустыни. Для осуществления всего этого в Саров прибы­ло около 500 человек духовенства.

16 июля 1903 года святые останки батюшки Серафима были торжественно вынуты из могилы и перенесены в цер­ковь Зосимы и Савватия. В алтаре этого храма они находи­лись до 31 июля — дня торжественного прославления, ког­да святые мощи были переложены в новый кипарисовый гроб. После этого склеп, в котором лежали останки батюш­ки Серафима, выложили кирпичом и плитами и поместили туда гроб, в котором преподобный был похоронен.

30 июля 1903 года в Саров прибыл царский поезд. Императора Николая II и императрицу Александру Феодоровну сопровождали великие княжны, вдовствующая императрица Мария Феодоровна, великие князья и княгини.

К этому времени в Сарове собралось несметное коли­чество народа. Вот что записал в своем дневнике импера­тор Николай II:

«Какое множество народа!.. Сколько на этой стороне реки, сколько на площади у моста, кругом всего монасты­ря, вдоль Саровки, наконец, здесь в лесу! Кто их сосчита­ет! Двести ли, триста ли тысяч, полмиллиона или боль­ше; — кто может сказать?! Несметные толпы приходят, уходят... Какая сила!»

В то же время очевидцы отмечали удивительную ат­мосферу праздничности, благоговения, сопричастности к чуду, царившую в те дни в Сарове.

Вечером 31 июля 1903 года совершилось главное со­бытие торжеств: во время всенощного бдения произошло прославление преподобного Серафима Саровского в лике святых. Гроб с его мощами был перенесен из церкви Зосимы и Савватия в Успенский собор, где он и пребывал до закрытия монастыря в 1927 году.

Всю ночь с 31 июля на 1 августа 1903 года двери Успен­ского собора были открыты и тысячи людей заходили в него, чтобы приложиться к святым мощам.

По распоряжению Священного Синода 31 июля во всех православных храмах Российской империи состоялись всенощные бдения в ознаменование прославления пре­подобного Серафима Саровского, а 1 августа — литургии и молебны святому преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу.

Торжества закончились 3 августа 1903 года освящением вновь построенного храма во имя преподобного Сера­фима Саровского. Храм воздвигнут на месте братского корпуса, включавшего келлию батюшки Серафима. Саму келлию преподобного сохранили в объеме новой церкви. Это был первый храм во имя преподобного Серафима Саровского в России и в мире. Первоначально было за­думано освятить его во имя Святой Троицы, но в сохра­нившихся монастырских документах строящаяся церковь уже именовалась «храмом над келлией о. Серафима» и «надкеллейным храмом». Церковноначалию оставалось только закрепить народное почитание великого старца в названии храма.

Саровские торжества 1903 года навсегда изменили жизнь Саровского монастыря, который уже трудно было назвать пустынью, так как поклониться мощам батюшки Серафима ехали тысячи и тысячи паломников. В первые месяцы после прославления численность богомольцев в будние дни достигала 10-20 тысяч, в праздничные — 50 тысяч человек.

Монастырь уже не мог по старой традиции бесплатно кормить всех приезжающих, монахи вынуждены были вместо молитвы заниматься торговлей, устройством па­ломников и так далее. Внешний вид монастыря в эти годы также изменился: были выстроены многочисленные хозяй­ственные постройки, новые гостиничные корпуса, часовня в память о первоначальнике Саровской пустыни иеромонахе Иоанне.

 ВРЕМЕНА ИСПЫТАНИЙ

Монастырь не мог жить своей собственной жизнью, изо­лированной от жизни страны, а в Отечестве в это время начинались исторические процессы, полностью изменив­шие и страну, и народ. Надвигалась катастрофа, послед­ствия которой мы переживаем поныне.

Первая мировая война, октябрьский переворот 1917 года, захват власти большевиками, гражданская вой­на — все эти события достигали стен Саровской пустыни.

В январе 1918 года новая власть выпустила декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви, в ко­тором кроме всего прочего говорилось о том, что религи­озные общества не имеют права владеть собственностью и не могут быть зарегистрированы в качестве юридического лица. Монастыри и церкви лишались права владения движимым и недвижимым имуществом, включая храмы, землю, подворья и так далее. Им запрещалось занимать­ся благотворительностью, обучением детей. Началось повсеместное разграбление церковной собственности. Уже в марте 1918 года в Саровский монастырь пришли комиссары и конфисковали 50 тысяч рублей наличных денег, обыскали келлии насельников, раздев их до белья, и, не найдя денег, забрали то, что могли унести. В архивах сохранилось заявление монаха Питирима, насельника Саровской пустыни, иллюстрирующее поведение предста­вителей власти и положение монахов.

Для нужд новой власти из монастыря были конфиско­ваны более 100 тонн зерна, муки и крупы, 29 лошадей из 52-х имевшихся, одеяла, матрасы, подушки.

Через полгода, в октябре 1918-го, монастырь подверг­ся еще более грозному нападению представителей ЧК. Прибывший в монастырь вооруженный отряд из шести красногвардейцев потребовал 300 тысяч рублей, в случае неуплаты угрожал расстрелом. После того как монахи показали приходно-расходную книгу, по которой было видно, что таких денег в монастыре нет, чекисты аресто­вали старшую братию во главе с казначеем.

Пройдя с обыском по келлиям, комиссары нашли около 10 тысяч рублей, после чего половину арестованных вы­пустили. Остальных вывели во двор и поставили к стенке. Прогремели выстрелы, но пули были выпущены поверх голов с целью устрашения, чтобы, напугавшись, монахи отдали деньги, в существовании которых чекисты не со­мневались. Но денег не было, тогда комиссары вывезли мебель из царского дворца, архиерейского и казначейско­го корпусов. Игумен Иерофей писал в своих записках: «...Во все время ареста много было причинено черных слов, равно пытки освобождаемым поодиночке. Во время пребывания приехавшие ходили по храмам, алтарям, даже ходили в неположенные места и брали в руки кресты и Евангелия».

В 1918 году все Саровские владения были переданы в ве­дение Темниковского Уездного Земельного Комиссариата и при монастыре была организована трудовая коммуна.

В монастырские помещения въехали различные орга­низации.

В это же время по всей стране прокатилась волна кощунственного вскрытия мощей различных Божиих угодников. Не обошла эта участь и мощи преподобного батюшки Серафима. Зная всенародную любовь к свято­му старцу, власти опасались, что верующие встанут на защиту святыни. На период вскрытия мощей, с 12 по 20 декабря 1920 года, в Саров был назначен особый пред­ставитель — «комендант Сарова», наделенный чрезвы­чайными полномочиями, выслан дополнительный отряд милиции. Вскрытие мощей состоялось 17 декабря в 11 часов дня. Составленный после вскрытия акт зафик­сировал все подробности этого богохульного действа. Как и в других подобных случаях, мощи преподобного Серафима Саровского были выставлены на обозрение. Это возмущало верующих, жители окрестных сел писали письма во ВЦИК и СНК, требуя прекратить надругатель­ство над святыней. 16 августа 1921 года мощи батюшки Серафима Саровского были закрыты. Последовавшие за кощунственными событиями засуху и голод многие связывали с надругательствами над святыней.

Голод 1921 года послужил предлогом к государственной кампании по ликвидации церковного имущества. В ходе этой кампании из церквей Саровского монастыря было изъято 750 килограммов серебра, около 11 килограммов жемчуга, драгоценные камни. Количество монашествую­щих в Сарове к этому времени уменьшилось до 160-ти человек, лесные и пахотные угодья у монастыря были от­няты, и единственным средством к существованию стали церковные доходы, которых ввиду обнищания богомоль­цев стало недостаточно. На монастырской кухне монахи получали в день лишь по полтора фунта хлеба, горячую пищу варили 1-2 раза в неделю. Но и в таких условиях на­сельники не приняли обновленчества, оставаясь верными Матери-Церкви. Религиозная община Сарова была за­регистрирована как «тихоновская», то есть поддерживаю­щая патриарха Тихона. Монастырская жизнь в обители шла своим чередом. Летом 1926 года поток богомольцев к мощам преподобного Серафима Саровского возрос. Люди шли попрощаться и приобщиться благодати, укрепиться в предстоящих испытаниях, как будто чувствуя, что мощи великого старца скоро будут недоступны верующим. В день памяти батюшки Серафима Саровского 1 августа 1926 года в Саров прибыло 10-11 тысяч верующих из разных мест России. Первую половину из них составляла интеллигенция, вторую — простые городские и сельские жители. Такое стечение верующих людей раздражало вла­сти, и 24 марта 1927 года в Москве на заседании антирели­гиозной комиссии при ЦК ВКП ( б) было принято решение о ликвидации Саровского монастыря. 5 апреля 1927 года было совершено повторное вскрытие мощей преподобного Серафима Саровского. Саровские монахи, желая вос­препятствовать этому кощунству, заперлись в Успенском соборе, где пребывали мощи батюшки Серафима, и готовы были лучше умереть, чем отдать святыню на поругание.

Сохранилось предание о том, что живший в Сарове старец Исаакий в течение трех дней, пока монахи оставались в запертом соборе без пищи, молился преподобному Сера­фиму, чтобы тот вразумил монахов, как быть. Явившийся в третий день святой сказал старцу Исаакию: «На то воля Божия, чтобы мои мощи увезли и монастырь разрушили, не препятствуйте этому». После этого мощи были вывезе­ны в Москву, затем в Санкт-Петербург и затерялись.

После закрытия монастыря некоторые монахи были арестованы и сосланы, некоторые остались в Сарове.

В начале 1929 года на базе Саровского монастыря была организована трудовая коммуна, в которую завезли три с половиной тысячи беспризорников, надеясь пере­воспитать их «через вовлечение в трудовые процессы». Предполагалось развить на базе коммуны производства лесопильное, галантерейное, пошивочное, сапожное, деревообделочное и многие другие, в числе которых было даже производство стенных часов. Но в ноябре 1931 года трудовая коммуна была закрыта. На ее месте организо­вали исправительно-трудовую колонию для подростков и взрослых системы ОГПУ (НКВД), которая, в свою очередь, была ликвидирована в 1938 году. После этого производственная база, созданная при колонии, была передана в ведение наркомата машиностроения и органи­зован завод по производству прессового оборудования и осколочно-фугасных снарядов.

В последующие годы завод реконструировался и рас­ширялся. В 1941 году Саровский завод был передан в ведение наркомата боеприпасов. В 1942-1943 годах здесь был налажен выпуск корпусов снарядов для реактивных минометов — катюш. После окончания войны завод начал перестраиваться на мирные рельсы, а в апреле 1946 года город Сэров был выбран для организации сверхсекретно­го объекта — Ядерного научного центра ВНИИЭФ.

За годы советской власти Саровский монастырь изме­нился до неузнаваемости: монастырская ограда разруше­на, через территорию обители прошла городская транс­портная магистраль, многие храмы ликвидированы, в оставшихся разместились светские учреждения.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

В ноябре 1990 года состоялось событие, которое послужи­ло началом возрождения духовной и молитвенной жизни в Сарове и Дивееве, имело огромную важность для всей России. В Казанском соборе Санкт-Петербурга были най­дены мощи преподобного Серафима Саровского и торже­ственно крестным ходом доставлены в Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. Тогда мощи не побывали в Сарове, так как город был и остается закрытым, но молитвы православного народа и заступни­чество батюшки Серафима не пропали даром. Духовное возрождение стало неминуемо.

В 2001 году, когда православный народ отмечал 10-летие со дня второго обретения мощей преподобного Серафима Саровского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II посетил с визитом город Саров.

В апреле 1992 года по благословению митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова) в Сарове вновь зазвучала молитва в стенах храма Всех Святых, который был построен в 1832 году и располагался за оградой Саровского монастыря. В День Святой Троицы 14 июля 1992 года руководство Ядерного центра передало здание храма Всех Святых православному приходу. Начались ремонтные работы. В ходе этих работ откры­лись хорошо сохранившиеся росписи: на куполе храма была изображена одна из сцен Апокалипсиса.

Торжественное освящение храма совершил митропо­лит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) 6 февраля 1993 года при большом стечении духовенства и верующих. В этом же году было зарегистрировано му­ниципальное учреждение культуры — музей «Саровская пустынь». Сохранившимся зданиям монастыря был при­своен статус памятников истории и культуры, еще через два года монастырский комплекс получил статус памят­ника федерального значения.

Постепенно, шаг за шагом Саровская обитель возвра­щалась к жизни.

ВТОРОЕ ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА САРОВСКОГО

Из воспоминаний архиепископа Истринского Арсения

Чтобы все было понятным, расскажу предысторию собы­тий. В вопросе обретения мощей преподобного Серафима очень помог покойный ныне архиепископ Тамбовский Евгений (Ждан). Именно с его назначением в 1987 году на Тамбовскую кафедру стали предприниматься большие усилия по возрождению духовной жизни на Тамбовщине. Попутно Владыка изучил массу документов и случайно наткнулся на те, которые содержали описание вскрытия сотрудниками НКВД раки с мощами преподобного Серафима Саровского. Конечно, это жуткая бумага — в отношении святого угодника Божия было проявлено мародерство, — но она ценна буквальным, детальным описанием каждой косточки, каждого позвонка, обнару­женного в раке преподобного.

Возглавив Тамбовскую кафедру, владыка Евгений занялся и возрождением духовной жизни в епархии. Ко­нечно, накопилось много вопросов, связанных с возвра­щением прежних святынь и храмов. К тому времени на весь Тамбов существовал лишь маленький двухэтажный Покровский храм (величественно именовавшийся собо­ром, хотя вмещал от силы две-три сотни прихожан). Я знаю, что владыке Евгению очень хотелось обрести мощи святителя Питирима, но ему долго не удавалось найти документы, которые бы указывали на их местона­хождение. Помню, что в 1988 году он докладывал об этом Святейшему Патриарху (тогда еще митрополиту Ленин­градскому) Алексию.

В 1990 году состоялся Поместный Собор Русской Православной Церкви, на котором митрополит Ленин­градский Алексий был избран на Патриарший престол. А в конце года мне позвонил директор Музея истории религии Ленинграда Станислав Алексеевич Кучинский: «Владыка, я не могу утверждать точно, но нами обнару­жены мощи какого-то угодника Божия. Мощи скелетного состава, никаких покровов. Сохранилась только одна ру­кавичка на мощах, на которой такая надпись: «Преподоб­ие отче Серафиме, моли Бога о нас!» По описи эти мощи у нас не проходят, нашли мы их случайно, завернутыми в один из гобеленов...»

Конечно, я сразу же поставил в известность Святейше­го Патриарха. Святейший переговорил со Станиславом Алексеевичем, и тогда же, в декабре, под председатель­ством владыки Евгения была создана специальная комис­сия. Я тоже входил в нее, а также и некоторые священно­служители Санкт-Петербургской епархии.

И вот мы приехали в Петербург (тогда еще Ленинград) и в присутствии директора, его заместителей и сотрудни­ков музея поднялись в ту комнату, где лежала «находка». Разумеется, мы привыкли всегда доверять только доку­ментам — здесь же никаких документов не было. Но я уже говорил вначале, что еще в 1988 году владыке Евгению удалось обнаружить акт вскрытия мощей преподобного Серафима Саровского с подробным описанием (соб­ственно, поэтому владыка Евгений и стал председателем комиссии). По этому-то акту мы и стали сличать найден­ные мощи с описанием. Все найденное точно сходилось с останками преподобного Серафима Саровского! Даже такой факт: помните из жития преподобного, как его до полусмерти избили разбойники, искавшие у него деньги? И вот даже это сходится: у найденных мощей заметна до­вольно сильная вмятина на грудной кости!

Что меня тогда поразило больше всего? Голова препо­добного Серафима была в скуфейке с круглым отверсти­ем на лбу. По-видимому, на это отверстие раньше была наклеена какая-то круглая металлическая пластинка, чтобы люди к ней прикладывались. Так вот, кости черепа преподобного — темного цвета, а это место — светлое-светлое, настолько оно зацеловано. От этого возникло какое-то радостное чувство...

После освидетельствования мощей Святейший Пат­риарх дал распоряжение директору Софринского завода изготовить раку для преподобного Серафима. Потом вызвал митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая и сообщил ему об обретении мощей преподобно­го Серафима.

Церковный народ узнал об этом событии немного позже. На Рождественском Патриаршем поздравлении в Богоявленском Елоховском соборе Святейший Патриарх, в ответ на приветствие митрополита Ювеналия, обращаясь к молящимся, сказал: «А еще хочу, дорогие мои, сообщить об одном необычном явлении, которое Господь даровал нам в эти дни: обретены мощи преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца!» Меня по­разило, как весь собор буквально вздохнул: настолько это глубинное переживание было в людях!

В середине января 1991 года Святейший Патриарх отбыл в Петербург (тогда еще Ленинград), там мощи преподоб­ного с торжественным пением были вынесены из храни­лища в Казанский собор (он еще не был передан Церкви), где было совершено краткое молитвословие. Затем мощи перенесли в Александро-Невскую Лавру, в Святых во­ротах которой дорогую святыню встречали клир и паства Ленинградской епархии.

Несколько недель мощи преподобного Серафима на­ходились на поклонении в Троицком соборе Александро-Невской Лавры. В праздник блаженной Ксении Петер­бургской Святейший опять посетил Северную столицу, а вечером 6 февраля мощи преподобного Серафима при пении множества собравшегося на улицах народа — «Пре­подобие отче наш Серафиме, моли Бога о нас!», «Величаем тя, преподобие отче наш Серафиме!» — крестным ходом были перенесены из Александро-Невской Лавры на Мо­сковский вокзал. Проходя по Старо-Невскому, по другим улицам, которые были определены для крестного хода, как было умилительно видеть множество народа со све­чами, слышать это тихое молитвенное пение! Не было ни крика, ни гомона, ни какого-то ажиотажа... Не было той сумятицы, какая сопутствует обычно митингам, собрани­ям... Все пронизывало особенное, духовное радование!

Для доставки мощей преподобного в Москву был выделен специальный вагон поезда. Когда процессия с крестным ходом подошла на вокзал, мы увидели, что все перроны и подходы к зданию вокзала сплошь заняты на­родом! В этот момент, мне кажется, работа вокзала вообще была парализована...

Когда отъезжали, такое было чувство, без слез не передашь! Вагон с мощами преподобного Серафима был в поезде последним, в нем также находился Свя­тейший Патриарх. Когда поезд тронулся, все люди, стоявшие на перронах или у входа в вокзал, опустились на колени. Этот момент — поклон жителей Петербурга, прощавшихся с преподобным, — настолько запечат­лелся в памяти, что его трудно забыть. Это был единый душевный порыв...

По пути в Москву духовенством всю ночь читались акафисты, служились молебны. Утром прибыли на Ле­нинградский вокзал столицы. Наш приезд никак не был афиширован, но все равно, когда наш поезд подъехал, нас было намного меньше, чем встречавших мощи на перро­не! Такая всех охватила радость, что каким-то образом разнеслась весть о прибытии мощей и люди прибыли и без объявления.

От Ленинградского вокзала к Богоявленскому ка­федральному собору состоялся большой крестный ход с мощами преподобного Серафима. Помню, это случилось на праздник иконы Божией Матери «Утоли моя печали»: морозный день, поземка, но погода никак не сказывалась на настроении собравшихся, радость переполняла всех!

Когда мощи преподобного внесли в Богоявленский со­бор, сразу спонтанно начался благодарственный молебен – и все наизусть, по вдох­новению, такое воодушевление было!

С февраля до июля 1991 года мощи преподобного пребывали в Богоявленском кафедральном соборе. Летом состоялся грандиозный крестный ход — уже на автомобилях — во главе со Святейшим Патриархом, иерархами и священнослужителями Русской Право­славной Церкви для переноса мощей преподобного Серафима Саровского в Дивеево, во вновь открытую Дивеевскую женскую обитель.

Этот крестный ход прошел буквально по всей России: по городам и Московской, и Владимирской, и Нижегород­ской областей, и дальше — через Арзамас — в Дивеево. Конечно, запомнилось многое: множество людей раз­ного звания и положения, стремившихся приобщиться к святыне. Повсюду крестный ход сопровождала масса людей, особенно поразили меня встречающие в Лакинске. Поскольку в этом городе не было предусмотрено оста­новки, а, кроме того, уже на подъезде к Лакинску начался проливной ливень, мы хотели ехать, не останавливаясь. Но что мы увидели? На дорогу вышло много людей — с хоругвями, крестами, цветами и иконами. Они вышли поприветствовать преподобного Серафима! А тут — ли­вень! И вдруг, увидев наш кортеж, все эти люди, несмот­ря на проливной дождь, становятся на колени! Трудно передать, какие тобой овладевают чувства, когда видишь такое благоговение перед святыней!

И так было по всему пути следования: повсюду люди выходили на обочину, встречали мощи преподобно­го, каждый по-своему выражал радость от встречи со святыней.

Въезжаем во Владимир... Владыка Владимирский, архиепископ Евлогий со множеством клира вышел на­встречу мощам к Золотым воротам города. И тут — такая поразительная картина: мощи стоят по центру, владыка Евлогий — во вратах, клир около него, а вокруг все за­полнено народом! Огромнейшая площадь вниз от собора сплошь занята людьми, которые пришли поклониться преподобному Серафиму.

На следующий день маршрут продолжился. И повсюду, на каждой остановке, совершались службы, пелись молит­вы. Заезжали и в Вязники, и в Гороховец...

Потом приехали в Нижний Новгород: большой ярма­рочный собор, масса людей... Собор стоит на открытой площади, тени нет, жара... Пришлось выносить мощи на паперть южного придела, чтобы люди могли прило­житься: народ шел нескончаемым потоком. Далее — в Ар­замас, там в соборе была совершена епископская хирото­ния владыки Иерофея, ныне почившего. Далее крестный ход с мощами преподобного проследовал в Дивеево.

По дороге в Дивеево находятся несколько сел и дере­вень, оттуда тоже выходили люди — с крестами и икона­ми, вставали по обочине... Пришлось, конечно, и здесь останавливаться.

Так прошел этот удивительный крестный ход — с боль­шими и малыми остановками. Сейчас я хочу поблаго­дарить всех, кто принял в нем участие: кто помощью, кто молитвой, кто еще чем-то... Скажу спасибо всем, потому что без нашей общей солидарности невозможно было бы организовать такое значительное мероприятие, которое целиком захватило все наше общество.

А затем уже Господь сподобил нас обрести мощи и других угодников Божиих, преподобный Серафим Са­ровский был первым...

Постепенно, шаг за шагом Саровская обитель возвраща­лась к жизни.

2003, юбилейный год вошел в историю как год 100-летия со дня прославления преподобного Серафима Саровского в лике святых.

Подготовка к этому событию началась задолго до праздника. Правительство Российской Федерации издало распоряжение по проведению мероприятий и утвердило состав организационного комитета, который руководил всеми подготовительными работами.

В состав организационного комитета вошли:

  • Кириенко С. В., полномочный представитель Президен­та Российской Федерации в Приволжском федеральном округе, сопредседатель организационного комитета;
  • митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриар­ший Экзарх всея Беларуси, сопредседатель организаци­онного комитета;
  • Зорин В. Ю., министр Российской Федерации;
  • Боровков И. В., первый заместитель министра Россий­ской Федерации по атомной энергии;
  • Бушмин Е. В., председатель Комитета Совета Федера­ции по бюджету;
  • Гришин В. И., председатель Комитета Государственной думы по делам Федерации и региональной политике;
  • Исаев Ю. О., заместитель министра экономического развития и торговли Российской Федерации;
  • Козерадский А. А., главный федеральный инспектор по Нижегородской области;
  • Михайлов А. Н., губернатор Курской области;
  • Никандров Н. Д., президент Российской академии об­разования;
  • Сеславинский М. В., статс-секретарь — первый замести­тель министра Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций;
  • Улюкаев А. В., первый заместитель министра финансов Российской Федерации;
  • Федоров А. Ю., первый заместитель полномочного представителя Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе;
  • Ходырев Г. М., губернатор Нижегородской области;
  • Хорошилов П. В., заместитель министра культуры Российской Федерации.

В рамках празднований были проведены ряд научно-практических конференций, посвященных Серафиму Саровскому, конкурсы детских сочинений и рисунков, фестиваль кинофильмов и духовной музыки, различные выставки, состоялись выступления писателей и поэтов, были произведены реставрационные работы в храмах, связанных с жизнью преподобного Серафима Саровского.

К празднику из разных концов России вышли крест­ные ходы в Дивеево. Люди шли из Екатеринбурга, Курска, Перми, Краснодара, Нижегородской области и других го­родов и весей России, чтобы поклониться великому угод­нику Божию в день его памяти. Самый дальний крестный ход совершили верующие Екатеринбурга: они прошли расстояние в 1,5 тысячи километров. Их маршрут прошел по территории Екатеринбургской, Пермской, Ижевской, Йошкар-Олинской, Чебоксарской и Нижегородской епархий. Свое шествие уральские паломники начали 19 мая 2003 года и закончили его 1 августа, в день памя­ти преподобного Серафима. Этот крестный ход получил благословение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и архиереев тех епархий, по территории которых он проходил.

Незадолго до торжеств, в декабре 2002 года, храм во имя Серафима Саровского, занимаемый городским театром, был передан Нижегородской епархии. Перед строителями и реставраторами стояла очень трудная за­дача: за полгода вернуть храму благолепие. Работы велись по напряженному графику.

9 декабря 2002 года Областной драматический театр им. М. Горького, занимавший здание, освободил помеще­ние храма. Начались ремонтные работы, в ходе которых было обнаружено основание келлии батюшки Серафима. По сохранившимся фотографиям и описаниям келлия преподобного старца воссоздана такой, какой она выгля­дела в 1903 году.

5 января 2003 года на храме был установлен первый купол с крестом, изготовленный на средства жертвова­телей на заводе «Авангард», 11 апреля того же года были установлены последние четыре главки с крестами. Всего установили десять главок. Все они были изготовлены в Трехгорном на специализированном предприятии «Морион». Для изготовления главок использовался металл, произведенный в Финляндии, который представ­ляет собой нержавеющую сталь с покрытием из нитрида титана, нанесенным методом вакуумного напыления.

К апрелю 2003 года был завершен ключевой этап рекон­струкции храма Серафима Саровского. 14 апреля, с опере­жением графика на две недели, были закончены штука­турные работы, и храм был сдан под роспись, которая началась 29 апреля. Пятьдесят московских иконописцев под руководством Ярослава Рылло и Дарьи Шабалиной за три месяца расписали 2,5 тысячи квадратных метров внутренней поверхности. Работы велись днем и ночью по специальной технологии. В росписи отражена суть жития преподобного Серафима Саровского. Цвета использо­вались легкие и теплые, чтобы человек, приходя в храм со своими печалями, получал здесь утешение и подкре­пление духа. Пока велись работы, в храме каждый день совершались молебны преподобному Серафиму, и батюшка пришел на помощь: все работы иконописцы выполняли при большом духовном подъеме и завершили в срок. Расписанный храм стал зримым воплощением слов преподобного Серафима «Радость моя, Христос воскресе!» Новый уникальный иконостас был изготовлен специально для этого храма по проекту архитектора А. В. Данилова резчиками из города Иваново. Его макет был утвержден лично Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. Облицовка иконостаса произведена из африканского красного дерева, основа — из сосны. Резьба выполнена на липе и позолочена. Иконы написаны в иконостасной мастерской Анатолия Влезько и Юрия Федорова. К 28 июля 2003 года все работы по установке иконостаса были завершены.

Накануне 100-летия канонизации преподобного Серафима Саровского для его святых мощей была изготовлена новая рака. Она была выполнена на пред­приятиях «Уральский сувенир» и «Екатеринбургский художественный фонд» по проекту псковского художни­ка Анатолия Елизарова. Наружная часть раки выполнена из липы и украшена житийными клеймами из серебра. На внутренней стороне крышки — ростовая икона пре­подобного Серафима в позолоченном окладе, украшен­ном уральскими самоцветами: изумрудами, аметистами, топазами, бериллами, турмалинами, аквамаринами и другими. Внутри раки находится резной ковчег из кипариса и мощевик из липы, снаружи и внутри обли­цованный позолоченной серебряной басмой. 29 июля 2003 года святые мощи батюшки Серафима были крест­ным ходом торжественно перенесены из Дивеевского монастыря в Саров. Этим актом начались торжества по случаю 100-летия канонизации преподобного Серафима в лике святых, которые возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Для участия в тор­жествах в Дивеево и Саров прибыли члены Священного Синода, делегации Поместных Православных Церквей, члены Дома Романовых.

Вечером 30 июля 2003 года состоялось торжественное освящение храма во имя преподобного Серафима Са­ровского. Освящение совершили Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и главы Греческой, Сербской, Польской и Американской Православных Церквей в сослужении членов Священного Синода. На бо­гослужении присутствовали полномочный представитель Президента РФ в Приволжском федеральном округе С. В. Кириенко, губернатор Нижегородской области Г. М. Ходырев, депутаты Государственной думы, члены Дома Романовых.

В торжествах принял участие Президент России Владимир Владимирович Путин, который прибыл в Саров 31 июля 2003 года. Он посетил храм преподобного Серафима Саровского, приложился к святым мощам, осмотрел келлию великого старца. Затем президент Владимир Путин и Патриарх Алексий возглавили крестный ход с мощами преподоб­ного Серафима к Святым вратам Саровской обители, где состоялся торжественный молебен преподобному. Об­ращаясь к собравшимся, В. В. Путин сказал: «...Россия знает множество ярких подвигов служения Богу, служения своему народу и Отечеству. И подвиг Серафима Саров­ского, его жизнь, его учение, безусловно, один из таких наиболее ярких подвигов». Президент вручил государ­ственные награды митрополиту Минскому и Слуцкому Филарету, Патриаршему Экзарху всея Беларуси, и епископу Нижегородскому и Арзамасскому Георгию. Митрополит Филарет награжден орденом «За заслуги перед Отече­ством» IV степени, епископ Георгий — орденом Дружбы. «Я хочу вам выразить самую искреннюю признательность за ваше служение и Богу, и российскому народу, — сказал глава Российского государства. — Любая награда говорит о том, что мы надеемся и ждем от вас новых больших дел на благо служения Церкви, верующим и всему нашему народу. Но сегодняшнее событие — это признание ваших заслуг, того, что вы уже сделали». Затем мощи батюшки Серафи­ма крестным ходом были перенесены в Троицкий собор Серафимо-Дивеевского монастыря, где пребывают и ныне.

Следующее знаменательное событие, связанное с именем святого Серафима Саровского, совершилось в 2004 году, когда весь православный мир отмечал 250-летие со дня рождения преподобного.

Юбилейные торжества проходили в Дивееве, Сарове, Курске — городе, где родился и вырос Прохор Мошнин — будущий преподобный Серафим Саровский. Все города-участники торжеств начали подготовку к юбилею задолго до радостного события. Так, в Курске к 20 июля 2004 года были закончены реставрационные работы в храмах, связанных с жизнью и служением святого. Это Сергиево-Казанский собор, построенный родителями преподоб­ного Исидором и Агафьей Мошниными, Воскресенско-Ильинский храм, где был крещен младенец Прохор Мошнин, Знаменский кафедральный собор, построенный в честь чудотворной иконы Знамение Божией Матери Курской-Коренной, от которой получил исцеление отрок Прохор. И в Нижегородской епархии было многое сделано. В Дивеевском монастыре была восстановлена уникальная Казанская церковь, архиерейский корпус, канавка Пресвя­той Богородицы, заново отстроена находящаяся на ее территории Мельничная часовня, установлены поклонные кресты, полностью отреставрирована Соборная площадь. В Сарове были проведены восстановительные работы на Дальней и Ближней пустыньках, на месте захоронения пре­подобного и в храме святого Иоанна Предтечи.

Впервые за всю историю был совершен воздушный крестный ход: святые мощи великого подвижника были доставлены на его малую родину специальным авиарей­сом. Самолет со святыми мощами в Курск и обратно летел разными маршрутами. На родину преподобного самолет летел через Пензу, а обратно в Саров — через Москву. Таким образом был совершен воздушный крестный ход через центральную европейскую часть России. Раку с мощами преподобного при перевозке на самолете в Курск и обратно сопровождали летчики 14-го Курского полка ВВС. Именно тогда у них родилась идея эмблемы своей воинской части. По преданию, батюшка Серафим во вре­мя своего лесного отшельничества приручил дикого медве­дя. Отныне на геральдическом знаке полка будет изобра­жаться медведь, стоящий на задних лапах. Драгоценную святыню — мощи преподобного Серафима Саровского — в аэропорту Курска встречали многочисленное право­славное духовенство, тысячи мирян и паломников, съехавшихся сюда из России, Украины, Беларуси, Молда­вии, других стран ближнего и дальнего зарубежья. Коли­чество паломников составило около 20 тысяч человек.

Кульминация курских торжеств пришлась на 21 июля 2004 года. В этот день были отслужены праздничная Бо­жественная литургия и молебен преподобному Серафиму. Богослужение возглавил митрополит Киевский и всея Ук­раины Владимир. Ему сослужили епископ Нижегородский и Арзамасский Георгий и другие иерархи Русской Православной Церкви.

23 июля 2004 года святые мощи преподобного Сера­фима Саровского вернулись на Нижегородскую землю. Торжества завершились 1 августа, когда в день рождения преподобного Серафима Саровского на площади перед Преображенским собором Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря была отслужена Божественная литургия. Перед Преображенским собором под специаль­ной сенью был установлен престол, на время богослуже­ния сюда были перенесены святые мощи преподобного Серафима Саровского. Более пяти тысяч верующих мо­лились за Божественной литургией под открытым небом. Для тех, кто не смог попасть на Соборную площадь, была организована прямая трансляция богослужения на боль­ших плазменных экранах, установленных у входа в мона­стырь. Приветственное послание участникам торжеств направили Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и Президент Российской Федерации В. В. Путин.

В завершение пребывания на Нижегородской земле члены церковной делегации поклонились святыням Сарова: они посетили келлию батюшки Серафима в Саровском монастыре, пещерный храм во имя преподобных Анто­ния и Феодосия, побывали в Дальней пустыньке — месте уединенных подвигов преподобного.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II высоко оценил труды тех, кто принимал участие в организации юбилейных торжеств. Двадцать шесть человек были удостоены различных Патриарших наград, в том числе ордена преподобного Серафима Саровского, учрежденно­го в марте 2004 года.

После столь великих и славных событий, связанных с памятью преподобного Серафима Саровского и его обителью, возрождение Свято-Успенского Саровского монастыря стало неизбежным. После почти 80-ти лет с момента закрытия монастыря прозвучало радостное и долгожданное известие. 17 июля 2006 года Священный Синод Русской Православной Церкви благословил возоб­новление Свято-Успенского мужского монастыря Саровская пустынь.

Карта